историк-краснодар
сейчас на сайте 36 лет (26.01.1982)
Читателей: 324

Кто интересовался, как звать.

   Зовут меня Шутёмов Алексей Сергеевич. Надеюсь, другие паспортные данные вам не интересны.

Комментариев: 51

Кто спрашивал фото.

Митол...Что ты делаешь...Не надо...Отцепись...Ладно, продолжай...

Комментариев: 74

Объяснительный пост.

   Обычно такой пост размещается при открытии блога. Но — лучше поздно, чем никогда. Чтобы не вызывать лёгкого недоумения у читателей, расскажу, что для меня в жизни является важным.

    Я — православный христианин, к представителям других религий и конфессий отношусь дружественно — за исключением особо экстремистских сект и деятелей. Насколько я хороший православный христианин — о том знают батюшки, которым я исповедуюсь, а другим о том знать необязательно.

     По политическим убеждениям я левый, отношу себя к «Левому сектору». Не приемлю социальной несправедливости и фашизма, как бы его не называли. К остальным политическим течениям и их представителям отношусь дружественно.

     По музыкальным предпочтениям — металлист, поскольку эта музыка отражает моё стремление к чести, мужеству, борьбе за свои идеалы. К представителям других музыкальных направлений отношусь дружественно, за исключением пропагандирующих деструктивные идеи.

    Семейное положение — холост, девствен, и не собираюсь лишаться девственности до первой брачной ночи.

    Что ж, это наиболее важные для меня вещи. Кому что-то не нравится — уж извините, какой есть. Кому интересно — всем здравствуйте!

Комментариев: 86

Путь.

      — Куда мы идём, поясни пожалуйста? -

      — Туда, куда ведут эти рельсы. -

      — И куда они ведут? -

      — Кто ж знает? Но определённо куда-то ведут. -

      — Но это же глупо — идти, и не зная куда. -

      — Ещё глупее сидеть на месте. -

      — Почему мы всегда идём по рельсам? Почему свернуть не можем? -

      — Можем, на первой же стрелке. Можно идти по шоссе. И там — до первого перекрёстка. -

      — Не хочу идти по колее! Лучше бы уж за танком… -

      — Танк не пройдёт ни через густой лес, ни по горам. Ни по болоту. Крупная река — не для него. Не говоря уж о море. -

      — Есть ли такая техника, чтоб проходила везде? -

      — Есть, вертолёт. Если где и не сможет сесть, так на верёвочке тебя спустит. Или поднимет. -

      — А без верёвочки? -

      — Так это ж человек! Залезет на самую высокую гору. Переплывёт и самое широкое море. При надлежащей тренировке всё по плечу. -

      — Вот именно, тренировки… -

      — А без тренировок люди проложили шоссейные дороги, и рельсы, построили мосты и тоннели. И затем, чтобы достичь нужного и необходимого места. А за пределами дорог — ничего интересного. Так что помалкивай, и иди. -

Комментариев: 8

Цепь.

   Попугай по имени Дурак изучал голубое небо с лёгкими полосами высоких белых облаков. К вечеру натянет плотных, и пониже. К утру пойдёт дождь, и надо будет прятаться в дуплах, и под листвой, слушая монотонный шум капель. И это пройдёт, и низкие кучевые облака уйдут, иногда прикрывая солнце. А пока...

   Пока — солнце начинает припекать. Высоко в небе парит орёл, царь всего птичьего царства. Орёл по имени Цезарь. Кто мог сравниться с ним по высоте? Вот только перелётные гуси, цапли, аисты, что видели полмира, и даже орёл не мог потягаться с ними в дальности, он-то всегда здесь. Как и попугай… По скорости никто не мог тягаться со стрижами, и они улетают на юг. Вот старый ворон, что чурался гулких сборищ, и редко болтал, но уж если скажет — горе не послушать! — вот с ним попугай мог потягаться и в скорости, и в высоте, и в дальности. Но ведь сила ворона в мудрости! Орла, кстати, тоже. Можно ещё воробья перегнать, но это совсем глупость. Нашёл, с кем тягаться! Есть ещё где-то далеко на юге страус, что вообще летать не умеет. Но как он высок, и как стремительно бегает! А ещё южнее — киви. И ещё — пингвин, что только плавает и ныряет. Ничего, у нас и лебедь плавает. И летает притом. А утка до самого дна ныряет.

   — Хорошо тебе, Цезарь! — вздохнул попугай. — Я будто к земле привязан. А вот ты — паришь… -

   — Просто моя цепь длиннее твоей, — отвечал орёл со своего высокого гнезда. — И я не знаю, что милосерднее — цепь, или длинная цепь? Мне не долететь до солнца, не достичь Южного полюса. И даже Северного. Тебе тоже не достичь, и мы практически равны. -

   — Понимаю, что мы смотрим с разных сторон на одну проблему… А что нам мог сказать ворон? -

   — Ничего. Он подобные речи вообще считает глупостью. Высшая мудрость, по его мнению — добыть пищу и отыскать ночлег, сухой и тёплый. Слушай, а сколько ж тебе лет? -

   — Мне? Хм… Помнится, в детстве ещё стоял лес за рекой… Так я оттуда родом. -

    — Ворон говорил, что это было сто лет назад. И ему только отец пересказывал. И я того не помню. Так на что ж ты жалуешься? -

    Попугай с удивлением умолк. В самом деле, неужто я так стар? Орёл продолжил.

    — Ты ведь и человечий язык понимаешь. Помнишь, как переводил нам слова людей, и беседовал с ними? Без тебя и этот лес бы свели. -

   — Но я всего лишь переводил! Беседовали-то вы сами… -

   — И без тебя ничего бы не было. Ворон тоже знал этот язык, но он слишком мудр, чтобы вступать в прения с людьми. Ты спас наши родные гнёзда! -

   — А вот моё родное гнездо — это клетка. Теперь я на свободе… На свободе?.. Или просто на длинной цепи?.. -

   — Вот. Теперь ты меня понял, — сказал Цезарь, и взмахнул крыльями. Он поднимался выше, и выше, и казалось, что сейчас солнце опалит его крылья. Но так лишь казалось...

Комментариев: 8

Перегон.

    — Нет, неужели вы в самом деле думаете, что перекрёсток — это место встречи? Что именно там можно найти счастье? -

    — Разве не так? Пересекаются две дороги… или больше. Шансы на встречу возрастают. -

    — А ну-ка посчитай, все ли возможности здесь равновелики? Идёт один человек, в случайное время, и другой. С какой вероятностью они пересекутся? -

    — На дороге шансов пересечься меньше. -

    — Считай внимательней! Если вы идёте в одну сторону — не встретитесь только в том случае, если ваши скорости абсолютно одинаковы. Что маловероятно. Да и неинтересно — вы слишком похожи… Но если другой человек вышел вам навстречу — встреча неизбежна! -

    — Но если вы идёте в противоположных направлениях, что может быть общего между вами? А если у вас разная скорость — подстроится ли один под другого? -

    — Встречи на перекрёстках ничуть не лучше. Один идёт прямо, а другой — перпендикулярно. Третий — сворачивает. Вот скажите, были ли у вас знаменательные встречи на перекрёстках? -

    — Были. Но заканчивались в автомастерской… -

    — Именно! Поэтому и ставят светофоры, а то и развязки, чтобы не пересекались люди в таких местах. Слишком разные направления, чтобы навредить друг другу. -

    — Постойте! Ведь и на перегоне можно сойтись лоб в лоб. И на обгоне. И догнать слишком медленного попутчика… -

    — Можно и самому, без всяких помех, слететь в кювет. Мы же говорим о встрече. Встанешь на обочине — кто-нибудь да придёт на помощь… А скорость? Её легче согласовать, чем единое направление. -

Комментариев: 7

Посланцы.

    Сэм Джонс взобрался на пригорок, осторожно перепроверил расчёты. Корабль должен был упасть перед ним. А кто его знает? В последний момент поймёшь, что в расчёт принял не все условия...

   Пока тихо. Чуть дальше, миль за двести отсюда, будет видно яркую звезду в небе, рассекающую небосвод, и гром ударит по ушам. А здесь тихо. Вот, засвистело… Волна жара, пыли и запах гари в лицо. Земля под ногами вздрогнула, прыгнула. Корабль встал на опоры, в поднимающихся клубах пыли и дыма. Теперь надо дать возможность посланцам прийти в себя после посадки, да и самому отряхнуться и почиститься. 

   Аппарель откинулась. Человек вышел, поглядел на Сэма Джонса. Джонс приподнял правую руку, и изрёк.

    — Здравствуй, гость! Хоть я здесь тоже в гостях. -

    — Приветствие тебе, исследователь! -

    — Да, но я ведь не исследователь, а художник. -

    — Твои способности точнее, чем камера? -

    — Нет. Просто послать было больше некого. То есть, есть кого… -

    — У меня, кажется, автоматический переводчик заело. Простите. -

    — Нет, это и в самом деле сложная ситуация. Когда-то у нас посылали молодых, и по приказу. Но общественное мнение посчитало, что это неэтично, и что в космос надо отправлять зрелых, и добровольно, за деньги. Потом опять посчитали неэтичным отправлять наёмников, и решили посылать бесплатно. И это тоже посчитали неэтичным. Учёные были нужны дома, рабочие тоже были нужны. Когда отправили нас, все стали довольны и счастливы. -

    — Да, тяжкая история. У нас некогда посылали преступников. Однако ж, я натурщик… -

    — Здравствуй, брат! Может, оно и к лучшему? -

    — Может. Да что ж ты стоишь, пошли на корабль! -

    — Твой или мой? -

    — А, неважно! Что поближе. Ну их, эти населённые планеты… -

Комментариев: 16

Маг.

   Стражник Якоб очнулся и протёр глаза. На посту спать не положено, но что может приключиться? Решительно ничего. Вот только увидеть живого мага… Тёмно-зелёный плащ, широкополая шляпа, а бороды почему-то нет. Да брови густы и насуплены. 

    — Добрый день! — Якоб встал в рост, взяв в руку алебарду. 

    — Добрый! — усмехнулся маг. — Надеюсь, эти гостеприимные ворота открыты для меня? -

   Секунду страж колебался. С радостью бы впустил, но разве такой приём подобает магу?! Надо стрелой мчаться к королю, а вдруг гость передумает, да уйдёт?

    — Мне необходимо доложить о вас. Я быстро! -

   Как же давно бегать не приходилось! Тем более так. Около покоев короля стоял другой стражник, Вильгельм, играя сам с собою в карманные шахматы. 

    — Это… Маг! Ждёт… У ворот… Короля… Быстрее, пока не ушёл! -

   Пока Якоб переводил дух, пока до Вильгельма доходил смысл сказанного, на шум появился король. Давно во дворце не бегали. Значит, нечто важное. Стараясь соблюдать церемониал и важность походки, устремился к воротам, Якоб за ним, а Вильгельм бросился поднимать дружину.

   Ворота распахнулись, король попытался приосаниться, и выразить и почтение, и соблюсти монаршую важность, и удовлетворить сжигающее любопытство, и подавить робость, и сделать ещё целую кучу несовместимых вещей.

    — Государь Гаральд Тринадцатый с величайшей радостью приглашает столь почтенного мужа в свой стольный град! -

   Королю кланятся нельзя, снимать корону — тоже, но вот можно приложить руку к груди в знак величайшего внимания, и Якоб в первую секунду с ужасом решил, что короля хватил удар от такой радости, и сейчас бедолага помрёт. Гость, мирно сидевший у ворот, поднялся, приветствовал короля, дотронувшись пальцами до полей шляпы. Дружина с грохотом построилась. Давно уже строиться так быстро не приходилось… На грохот высыпали на улицы все, кому не лень. И даже те, кому лень. 

   Маг в сопровождении Якоба поднялся во дворец, монарх шёл впереди, по старому обычаю. Забегали прислужники, вытаскивая из подвалов все яства, что могли найти. Хотя сомнительно, чтобы гость мог всё это съесть, да и горожанам потом неделю доедать. 

    Все, начиная с короля, сгорали от любопытства. Конечно, хозяин первым заводит разговор с гостем, откуда тот пришёл, куда путь держит, и почём в соседнем городе пиво, но с магами так не говорят. Маг говорит первым. 

   Но Якоб не выдержал.

    — А отчего у вас мантия зелёная? -

   Гость ухмыльнулся.

    — Фамильный цвет. Цвет начинания. -

    — А разве маги носят цветные мантии? -

    — Нет. Чёрный цвет — это цвет зла, серый — обмана, когда хочешь раствориться в толпе. А до белого я не дорос. Да и нету сейчас таких магов. -

   Король с укоризной глянул на стража, но разговор вроде как завязался. Тем более, никто толком и не знал, как правильно вести речь в таких случаях. Придворный этикет об этом молчит... 

   Гость окончил трапезу. Поднялся. 

    — Мне пора. Может, если когда загляну к вам — заночую. Но сейчас тороплюсь. -

    — Счастливой дороги!.. Или… Что магу пожелать в его пути можно? -

   Опять усмехнулся.

    — Ничего. Наш путь вам не понять. Но всё равно спасибо. -

    — А попросить? -

   Маг задумался. И снова усмехнулся. Но в этот раз улыбка была печальной...

    — Гостеприимство оказывают не за плату, верно? Впрочем, в этом случае будет верно и то, что мне пришлось бы выполнить вашу просьбу, даже если бы вы не оказали мне никакого гостеприимства. Без платы. Но маги никогда не скажут вам — проси, чего ни пожелаешь… -

    — Почему? -

    — Дар, оказавшийся в руках, перестаёт быть желанным. Он становится обыденным. Частенько его выбрасывают, как ненужную вещь. Но даром-то он от этого быть не перестаёт… И ценность его не падает. А это опасно. Но это ещё не так опасно, как незнание будущего. И мне оно практически не открывается, даже если для людей я и стану самым точным предсказателем. Вот скажите, что я могу предсказать? Пожар? Нет. Если вовремя не дать упасть свече, от которой пожар начнётся. Будущее темно. -

    — Так будь, что будет! С даром, или без него! — нашёлся Вильгельм, что снова украдкой вытащил карманные шахматы.

    — Хорошо… — протянул маг, обдумывая что-то. — Просите! -

    — Мы погибаем, о, могучий! — воскликнул король. — Любая беда в секунды истребит нас. Враги нас не тревожат, но что будет, коли они объявятся? Войско давно не знает никакого занятия, кроме парада и несения стражи. Да и то, второе уже для вида… — Якоб густо покраснел, а король скосил недовольный взгляд. — Учёные советники придумывают новые фейерверки на праздник, чтоб с ума не сойти от безделья. Земля обильна, еды вдосталь. Крестьяне, и те просыпаются дважды в год — зерно по весне рассыпать, да в осень хлеб собрать. Если даже и враги не явятся, мы сами исчезнем. -

    — Что ж, — вздохнул маг. — Это решаемо. -

   Поднял пальцы к полям шляпы. И долго провожал Якоб взглядом тёмно-зелёную спину, пока не исчезла вдали. 

   Через месяц возникло вражье войско. Король в ужасе вытащил из подвалов все древние книги по военному искусству и потел над ними. Якоб остервенело фехтовал мечом, пытаясь вспомнить все старые уроки. Через год жарких сражений весь жир сошёл со стражника. Вильгельм пал смертью храбрых, овеянный славой. Кузнецы забыли сон, вручая мечи дружине, взамен сломанных. Наконец, враг отступил, поверженный.

    — Не думал я, что придётся вручать золотые медальоны, — вздохнул поседевший король. — Их лет двести не вручали. Только самым храбрым воинам. Мой отец хотел было их за парады выдавать. Я отговорил. Если медальон вручать за парад, но какой ему будет цена?.. -

   Но начался разлив реки. О ней вообще мало знали, и некоторые даже добирались и видели. А вот она уже и у стен города… Теперь уже учёные в ужасе извлекали древние книги, возились с чертежами. Воины, кузнецы, крестьяне с лопатами рыли глубокий канал, потом отсыпали вал. О сне забыли. Еды еле хватало. 

    — Надеюсь, теперь-то мы не исчезнем, — вздохнул Якоб. Король, и сам недавно таскавший тачку с землёй, поглядел на дорогу, куда ушёл маг.

    — Если беды наши не прекратятся… — и осёкся.

Комментариев: 4

Угроза.

   Немолодой бородатый человек брёл по пыльной дороге, оглядывая склонённые деревья. Хоть и зима, а снега нет, только холод, и ветер поднимает пыль, шумит в засохшем бурьяне, качает голые ветви. Иногда хрустит под каблуком лёд. 

   Наконец, показался город — старые кирпичные дома, острые черепичные крыши, часы на ратуше. Редко кто бродит в это время по улицам — холодно. На узких и кривых улочках, с нависающими карнизами, стало немного теплее — ветер сюда не задувает. Навстречу попался прохожий. 

    — Доброго дня, горожанин! А где здесь таверна? -

    — У площади, за углом, напротив магистрата. А сам ты, путник, откуда будешь, и кто? -

    — Я странствую по свету, а по ремеслу — художник. -

   Прохожего будто ветром сдуло. 

    — Вот это бег! — подивился путник, заподозрив неладное. 

   Таверна была набита народом. Все, кто уже отработал, и кто зашёл перекусить, и кому предстояла ночная вахта, обогревались у жаровни, курили трубки, обсуждали немногие происшествия за последний год. Путник вызвал довольно живой интерес.

    — Сказывай, гость, откуда, куда, и по каким делам! -

    — Да-да! -

    — Я художник… — и мгновенно затрещали двери, распахнулись, попадали стулья, и народ, толкаясь и сопя, бросился вон. Только хозяин исчез за внутренней дверью. Лязгнул засов. 

    — Ну и дела! Ни  поесть, ни попить. Одно хорошо — не убили. Впрочем, станется… -

   Куда идти теперь? Говорят, в этом городе должен быть университет… Если его удастся найти. Сбежавшие наверняка поднимут панику, и спросить будет не у кого. 

   По счастью, университет оказался рядом. Студенты уже разошлись, и только старый учёный долго приглядывался к незнакомцу. 

    — Скажите, доктор, почему здесь так боятся художников? -

    — Видите ли, некогда их просто не любили. А потом… Вот, как раз… Летопись. «И в тот год государь, и городской магистрат постановили единогласно — художников изгнать.» С тех пор их никто не видел живого художника. А рассказывали о них самые грозные небылицы. Вот вам и результат. -

    — А что мне делать? -

    — Вот вам ветчина на дорогу. Поберегите до утра — ближайший город довольно далеко. И вот пару золотых, на всякий случай. Постарайтесь уйти поскорее. Я не знаю, что наши горожане с испугу начудят. -

    Путник вышел из города. Скоро вечер. В низких серых облаках видно через разрывы более высокие слои, а иногда и пятно голубого неба. Ветер не утихает. Только гулкие шаги по мёрзлой земле. Не стоит и оглядываться на этот город. Но художник на миг оглянулся.

Комментариев: 2

Вечное.

   Небо. Почти такое же, как на Земле. Голубое, и облака плывут. Не хаватает птиц, так и они и дома не всегда на виду. Земля… Тоже почти земная. Не хватает травы и деревьев. Запахи. Почти такие же. Почти весна. Звуки — шум от ветра. И лицо обдувает. Солнце — вполне по-домашнму греет. И умирать совсем не хочется...

   — Если останусь жив… -

   — Не останешься. -

   — Так вот, если останусь жив, то заведу семью и детей побольше. -

   — Вот что, Миша… Поздновато спохватился. Иногда приключается такая штука, под названием «поздно». Отвалившейся печёнке боржом не помогает. -

   — Не то слово, Толян. Был наш Миша всю свою недолгую жизнь убеждённым холостяком. А перед смертью вдруг решил исправиться. И баб в экипаже нет для последней попытки… -

    — Заткнитесь! -

   — Дима, а ведь если мы внезапно и спасёмся, опять Миша забудет свои слова, и снова станет убеждённым холостяком. -

   Наступило недолгое молчание. Ветерок… Солнце греет, но не печёт. Сколько ещё часов? Может, дней...

   — А я вот, если честно, собирался на Тибет уйти, к монахам. Постигать высшую мудрость. Постигать мир. И главное — самого себя. -

    — Да, Толя, безусловно, это бы тебе помогло. Занятия йогой помогли бы тебе протянуть сейчас дольше нашего. Да вот поздновато… -

    — Зачем тебе постигать высшую мудрость? Ты и сам мудрость ходячая. Прямо кладезь. Но вот умирать мудрецу ничуть не легче, чем идиоту. Может, что и тяжелее. -

   — По себе судишь? -

   Снова установилось молчание.

   — А вот я бы настрелял бабла побольше. Дом бы прикупил, тачку подороже. Просто и безвкусно. И умирать ничуть не легче, но пожил бы хоть немного в своё удовольтвие. Было бы что вспомнить перед смертью. -

   — Дима! Миллионер из тебя никакой. Максимум, на что ты можешь заработать — это на выпивку. Да и мы тоже… -

   — Верно! Зарабатывать деньги — это талант. -

   — Какой там талант?! Просто отсутствие совести… -

   — Ну, не скажи… -

   — Почему это? -

   — Отставить разговорчики в строю!!! -

   — Есть!!! — ответил хор.

   Командир экипажа внимательно разглядывал остатки корабля. В ту сторону экипаж до сих пор ни разу не взглянул.

   — А что вы можете нам сделать? За неподчинение приказу? -

   — Что и всегда, — командир внимательно оглядел подчинённых. — Так вот. Всё, что у нас есть — это отвага, честь и мужество. И этого у нас никто не отнимет. Напротив, когда у вас всё благополучно, как это проявите? Никак. Умирать всегда тяжело. Но только в редких случаях можно умереть героически. -

   — Я бы предпочёл героически жить, товарищ командир! -

   — Что тебе мешает? Живи! И только сейчас у вас такая возможность есть. -

   — А я хотел бы просто жить… -

   — Все хотят. И никто не живёт вечно. Храбрость и спокойствие — несовместимы. -

   Почти Земля… Но никакой пищи.

Комментариев: 2
Страницы: 1 2 3 4 5 6 ...